Участникам массовых беспорядков 2-го мая в Одессе грозит до 15 лет тюрьмы

Гoрoдскoй суд Ильичeвскa oпрaвдaл группу aнтимaйдaнoвцeв, кoтoрыx oбвиняли в oргaнизaции и учaстии в мaссoвыx бeспoрядкax, прoизoшeдшиx 2 мaя 2014 гoдa в цeнтрe Oдeссы. Тoгдa пoгибли 48 чeлoвeк. 

Пятeрыx фигурaнтoв, нaxoдившиxся пoд стрaжeй, суд рeшил oсвoбoдить. Oднaкo пoслe oглaшeния пригoвoрa зaл зaшли сoтрудники прoкурaтуры и СБУ, прeссу выгнaли. Пoдсудимыx Сeргeя Дoлжeнкoвa и Eвгeния Мeфeдoвa (грaждaнин РФ) зaдeржaли. Тeпeрь пo дeлу o сeпaрaтизмe:  инкриминируeтся пoсягaтeльствo нa тeрритoриaльную цeлoстнoсть и нeприкoснoвeннoсть Укрaины — ст. 110 УК, нaписaлa “Думскaя”.  Здaниe oцeплeнo сoтрудникaми Нaцгвaрдии и полиции. 

Что решил суд

Суд констатировал, что убедительных доказательств вины обвиняемых Сергея Долженкова и других прокуратура не представила: “Нет ни одного доказательства, подтверждающего обвинение. Более того, обвинение даже не пыталось доказать вину”, написала “Думская”. 

Следствие, как считают служители Фемиды, было проведено из рук вон плохо. Например, Греческую и торговый центр “Афины” осмотрели только через две недели после трагедии.

Коллегия отказалась принимать во внимание показания главного свидетеля обвинения Александра Посьмиченко из-за неустранимых противоречий, а также предъявленные прокурорскими фото- и видеоматериалы, поскольку это копии, а не оригиналы. Зато были приобщены фотографии свидетеля стороны защиты Александра Лесика. Учтены и его показания, что пророссийские активисты были без оружия и “в пляжных тапочках”, а проукраинские – вооружены до зубов, хорошо организованы, “а у некоторых были наколоты татуировки в виде свастики”.

Было зачитано обвинение, составленное прокуратурой для 19 обвиняемых. Под стражей, тем временем, находятся пятеро участников: Сергей Долженков, Владислав Романюк, Сергей Корчинский и два гражданина РФ Евгений Мефедов и Максим Сакауов.

Все это время, пока почти три года тянулись суды – менялись судьи, заседания неоднократно срывались представителями ультраправых проукраинских активистов, а также сопровождались стычками с правоохранителями.

Самый большой срок прокуратура требовала для Долженкова, которого считают организатором беспорядков (15 лет). Другим обвиняемым, пребывающим под стражей, – 12 лет. Тем, кто ожидал решения суда, пребывая на свободе, от 8 до 10 лет.

“Неустановленные лица из числа представителей власти и представители пророссийски настроенных политических партий и организаций решили использовать информацию о намерении болельщиков футбольных клубов “Черноморец” и “Металлист” перед матчем 2.05.2014 года провести мирный марш улицами Одессы под лозунгами о государственном единстве страны с целью демонстрации своей патриотической проукраинской позиции и устроить противостояние в Одессе для дискредитации действующей власти, дестабилизации общественно–политической ситуации в Одессе и государстве в целом”, — сказано в обвинении.

Многие из подозреваемых обвиняются по статье 294 УК Украины – “Массовые беспорядки”. Часть первая от 5 до 8 лет, 2 часть – если погибли люди – от 8 до 15.

 

 

Кто был под стражей

Сергей Долженков (1987 г.р.) – известен также по кличке “Капитан Какао” как лидер радикальной пророссийской организации “Одесская дружина”, капитан милиции в отставке, уволенный из органов за изнасилование несовершеннолетней. Считается, что именно Долженков 2 мая 2014 года вел боевиков вышеозначенной дружины на столкновение с маршем футбольных болельщиков и проукраинских активистов. Столкновения в результате и привело к гибели 48 человек. Суду, как доказательство виновности Долженкова, следствие предоставило фото- и видеоматериалы, свидетельствующие о планировании столкновения.

Евгений Мефедов (1983 г.р.) – гражданин России, обвиняемый в активных участиях в подготовке “Русской весны” в Одессе. На юг Украины Мефедов перебрался из родной Йошкар-Олы еще в 2013 году – по его словам, “хотел жить у моря”. Однако отмечается его неоднократное участие и организация антиукраинских маршах весной 2014 года с требованиями “референдума” и “федерализации”. Так же обвиняется в том, что, уже будучи в СИЗО, по viber-у угрожал убийством одному из свидетелей по его делу. Сам Мефедов неоднократно утверждал, что попал в центр беспорядков совершенно случайно. Интересно, что из троих россиян, оказавшихся в одесском СИЗО по делу 2-го мая, российский консул ходатайствовал только за Мефедова.

Максим Сакауов (1976 г.р.) – гражданин РФ, уроженец Тирасполя. Представитель одесского “Антимайдана”, участник столкновений 2-го мая. Обвиняется в организации и участии в массовых беспорядках, которые привели к гибели 6 человек (умерших от огнестрельных ранений). Его и Владислава Романюка планировали обменять на украинского бойца, находящегося в плену в т.н. ЛДНР. Но из-за множества нарушений и неточностей в их обвинительных документах, они так и остались в Одесском СИЗО.

Владислав Романюк (1995 г.р.) – одессит, обвиняется в массовых беспорядках 2 мая, приведших к гибели людей.

Сергей Корчинский – (1973 г.р.) – по заявлениям одного из главных свидетелей Александра Посмиченко был замечен в том, что вместе с Мефедовым и Романюком бросали в сторону проукраинских активистов бутылки с зажигательной емкостью, камни. Однако, в виду того, что Посмиченко неоднократно путался в показаниях, суд решил не учитывать приведенные им сведения во внимание.

Как это было

2 мая 2014 года в Одессе планировался марш футбольных фанатов (должен был быть матч “Черноморец”-“Металлист”) и сторонников Евромйдана – всего около двух тысяч человек – в поддержку единства Украины.  Навстречу им выдвинулись сторонники “Антимайдана”, которые уже несколько дней, установив палатки на Куликовом поле, призывали к федерализации.

Митинг в Одессе перерос в перестрелку 2 мая 2014 года.

Столкновения начались в центре Одессы, антимайдановцы были разгромлены, после чего проукраинские активисты направились в сторону лагеря противника на Куликовом поле. Первой жертвой стал активист “ПС”, Игорь Иванов, который был смертельно ранен и умер в больнице. Всего от огнестрельного оружия в тот день погибло шесть человек.

Пожар в доме профсоюзов, 2 мая 2014 года

Евромайдановцы оттеснили противника, заставив тех спрятаться в Доме Просфоюзов. Для баррикад пророссийские активисты использовали деревянные поддоны, при этом обе стороны обстреливали друг друга коктейлями Молотова. В результате здание Дома Профсоюзов загорелось. В огне погибло еще 42 человека.

Существует версия, что разгон Антимайдана был запланирован властями и согласован с руководителями обеих лагерей. Якобы палатки должны были снести футбольные фанаты после матча, а полиция их задержать, чтобы все прошло более-менее мирно. Однако события вышли из-под контроля, в частности из-за того, что куликовцы не согласись на снос их лагеря и спровоцировали беспорядки еще до матча. В пользу этой версии говорит и то, что полиция не спешила проводить спецоперацию по разгону стычки, хотя знали о ней заранее, и то, что пожарная, которая находилась по соседству, ехала к Дому профсоюзов больше часа.

К слову, сразу после событий расследование проводилось при вопиющей халатности – в Дом профсоюзов, мог зайти любой желающий, затаптывая следы и уничтожая доказательтства преступления. А руководящие чины – милицейские и подарники – успешно удрали за границу, избежав наказания.

Первая акция памяти по погибшим второго мая в Одессе.

Читайте также

Кого судят и почему так долго: четыре вопроса об одесской трагедии 2 мая

К третьей годовщине драмы у Дома профсоюзов, “КП” в Украине” узнавала, как продвигается расследование.

Годовщина трагедии 2 мая в Одессе: ни виновных, ни суда, ни ремонта

Общественники и даже Генпрокуратура считают, что расследование затягивают намеренно.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.