Энвер АБЛАЕВ: “Я был вне себя от злости”

Oлимпийский чeмпиoн Aлeксaндр AБРAМEНКO. Фoтo: noc-ukr.org

В интeрвью «СЭ» глaвный трeнeр сбoрнoй Укрaины рaсскaзaл, пoчeму трeнирoвки пeрeд чeмпиoнaтoм мирa прoxoдили из рядa вoн плoxo, рaскрыл сeкрeт, кaкaя тaктикa принeслa eгo пoдoпeчнoму Aлeксaндру Aбрaмeнкo сeрeбряную мeдaль в Дир-Вэлли, a тaкжe приoткрыл зaвeсу, чтo ждeт укрaинский фристaйл в слeдующeм сeзoнe.

 

В минувшиe выxoдныe нa бaзe гoрнoлыжнoгo курoртa «Букoвeль» прeдстaвитeли лыжнoй aкрoбaтики рaзыгрaли нaгрaды чeмпиoнaтa Укрaины.

 

Срeди мужчин рaвныx нe былo oлимпийскoму чeмпиoну, a тeпeрь eщe и сeрeбрянoму призeру чeмпиoнaтa мирa Aлeксaндру Aбрaмeнкo. Срeди жeнщин пoбeду прaзднoвaлa Aнaстaсия Нoвoсaд.

 

Oтмeтим, чтo для 25-лeтнeй фристaйлистки из Рoвнo, учaстницы Игр в Сoчи-2014, этo были пeрвыe сoрeвнoвaния пoслe пeрeрывa, связaннoгo с рoждeниeм рeбeнкa. 

 

СЛEДУЮЩИЙ СEЗOН БEЗ AБРAМEНКO

 

– Вмeстo тoгo чтобы с корабля да на бал – отметить успех на чемпионате мира, вы практически сразу после возвращения из США отправились вместе с командой в Буковель?

 

– Так и есть. По известным причинам мы вынуждены были пропустить этап Кубка мира, проходивший в Москве. А форму все равно нужно было поддерживать и в этом нам помог чемпионат Украины в Буковеле.

 

Уже в эти выходные нас ждет выступление на Кубке мира в Минске. Для Александра Абраменко это будет заключительный старт в сезоне. Ольга Полюк еще полетит в Китай. 

 

– А что дальше? Известны ли вам планы наших ведущих фристайлистов на следующий сезон?

 

– И Саша, и Оля скорее всего возьмут отпуск на год. Так что в следующем сезоне мы сконцентрируемся на работе с молодежью. Ну и, конечно же, рассчитываем на возвращение Анастасии Новосад. 

 

– Энвер, многим болельщикам запомнились ваши слезы после победы Абраменко на Олимпиаде в Пхенчхане. А что творилось в душе, когда ваш подопечный добавил к олимпийскому золоту серебро чемпионата мира в Дир-Вэлли? 

 

– Тоже прослезился чуть-чуть. Во время соревнований внутри все бурлит, но нужно держать себя в руках. А вот когда все заканчивается, уже можно дать волю эмоциям. 

 

– Как отмечали успех?

 

– Достаточно скромно. Посидели, поболтали немного за столом в тесной компании. Лично я рано пошел спать, потому что на следующий день мне снова нужно было трамплин готовить. Украина в командных соревнованиях не участвовала, но ответственности за эту часть работы с меня никто не снимал. У нас четко обязанности между тренерами распределены. Швейцарец и китаец готовят трамплины для тройных сальто, я и американец – для двойных. 

 

– К помощи Станислава Кравчука – бывшего товарища по команде, который был на чемпионате мира в качестве тренера украинских слоупстайлистов, не прибегали? 

 

– Конечно, он помогал по возможности. Слоупстайлисты жили километрах в двенадцати от нас, и соревнования у них проходили в другом месте. Кстати, хотелось бы отметить прогресс подопечного Кравчука Ореста Коваленко. Для первого чемпионата мира он выступил более чем достойно. 

 

– Если бы в 2003 году, когда вы вместе с Кравчуком стояли в шаге от мирового пьедестала в Дир-Вэлли (вы на четвертом месте, он – на пятом), кто-то сказал, что через 16 лет в числе призеров чемпионата мира будет ваш подопечный, как бы вы отреагировали?

 

– Наверное, подумал: «Вот глупец!» 16 лет назад у меня даже в мыслях не было заниматься тренерской работой. Все началось с приглашения сборной Казахстана. «Почему не попробовать!» – подумал я. Попробовал, понравилось – и затянуло. 

 

– В 2003 году вы свое четвертое место на мировом форуме воспринимали как аж четвертое или всего лишь четвертое?

 

– С одной стороны, это был высокий результат. С другой – было обидно, все-таки я становился в шаге от пьедестала. Хотя по баллам отрыв от третьего места был достаточно большой.

 

– Открыв протокол чемпионата мира в Дир-Вэлли-2003, я с удивлением обнаружила, что в плане сложности у мужчин за последние 16 лет мало что изменилось. 

 

– Изменилось количество спортсменов, способных качественно исполнять сложные прыжки. Тогда их было двое-трое, сейчас – значительно больше. В остальном пока это предел возможностей. Чтобы увеличивать сложность, надо добавлять уже не винты, а сальто. Помимо того, что это физически очень сложно, так еще и практически невозможно, потому что для четверных сальто нужно менять стандарты. 

 

КАРТИНА БЫЛА СТРАШНАЯ

 

– Вы лучший результат в карьере и до недавнего времени лучший для украинской мужской акробатики на чемпионатах мира показали в Дир-Вэлли. Ольга Волкова завоевала там в 2011 году историческую мировую бронзу для Украины. И вот теперь это место принесло серебро Александру Абраменко. Совпадение?

 

– Не думаю. Хотя у нас были и провалы в Дир-Вэлли. Но почему-то именно на чемпионатах мира, которые там проходили, мы выступали хорошо. В Дир-Вэлли классный склон, погода, как правило хорошая, только этот год стал исключением. Сильный снег плюс ветер. Было сложно, особенно на тренировках и в предварительных соревнованиях. Только к финалу более-менее распогодилось. 

 

– На тренировках перед чемпионатом мира прыжки Абраменко выглядели далеко не так уверенно, как непосредственно во время соревнований в Дир-Вэлли. Меня удивило, каким спокойным голосом вы по рации объясняли ему, взволнованному и даже немного растерянному, на что нужно обратить внимание, что сделать. Неужели совсем не переживали?  

 

– Саша в принципе на тренировках никогда не выкладывается так, как на соревнованиях. Но перед чемпионатом мира картина действительно была страшная. И меня это беспокоило, и его. Но я виду не подавал, наоборот, старался успокоить, дескать все в порядке. Погода виновата. И потом это только тренировки, на соревнованиях все будет по другому. Если бы еще и я начал паниковать, то это бы точно до добра не довело. 

 

– А в чем именно эта страшная картина заключалась?

 

– Саша ничего не видел, у него не было ни отхода, ни приземления. Но не только у него одного, практически у всех из-за снега. По этой же причине решили использовать не два трамплина, как обычно, а один, который вырезает швейцарский тренер. Саша же привык прыгать с трамплина, который делает китаец. И вот этот переход с одного трамплина на другой тоже сказывался. Разница в градусах там небольшая, но она есть. 

 

– Во время выступления вы обычно кричите, подсказывая спортсмену, как ему нужно подкорректировать прыжок в воздухе, дабы приземлиться в ноги. В этот раз после того, как Абраменко исполнил свои «винт-два-винт» кто-то из иностранных коллег даже поинтересовался в шутку, что такое вы крикнули, что он тот здорово прыгнул. 

 

– Я сказал, что ничего не кричал. Зачем им знать мои секреты, пусть сами думают. (Улыбается). На самом деле, у каждого из нас свои заморочки. Так и живем. 

 

– Когда Абраменко приземлился после прыжка «фул-дабл фул-фул», вы сразу поняли, что можно, так сказать, выдохнуть?

 

– Саша получил не самую высокую оценку, но достаточно хорошую, которая обычно позволяет попасть в шестерку. Но бывали такие случаи, что и этой суммы баллов не хватало. Поэтому я до последнего ждал, в первой попытке еще оставались достаточно сильные спортсмены. 

 

РЕШИЛИ НЕ РИСКОВАТЬ

 

– Как вам новый формат финальных соревнований, согласно которому участники суперфинала определяются по лучшему из двух прыжков, а не по формуле 12-9-6, как было на Олимпиаде в Пхенчхане?

 

– Теперь по такому формату будут проходить и чемпионаты мира, и Олимпиады. Это сделано для того, чтобы дать дополнительный шанс сильному спортсмену. Потому что раньше, если у человека происходил сбой, то соревнования для него заканчивались. Теперь же в случае ошибки в первом прыжке, есть возможность реабилитироваться во втором.

 

Единственное, девочкам в суперфинале разрешили повторять один из двух прыжков, которые они исполняли в финальном раунде, а мужчин обязали на всех трех этапах прыгать разное. 

 

– Вы изначально планировали с Сашей делать во второй финальной попытке более простые «фул-фул-фул» или поменяли заявку, когда поняли, что суммы за его первый прыжок будет достаточно для попадания в суперфинал?

 

– Поменяли, когда поняли, что он однозначно попадает в шестерку. Первоначально планировали делать «два винта-винт-винт», а в суперфинале – «винт-винт-два». Но третий вариант, с двумя винтами в последнем сальто, мы в этом году мало прыгали, поэтому не было такой уверенности в приземлении, как на Олимпиаде. «Давай не будем рисковать, – предложил я. – Сейчас сделаем «фул-фул-фул», отработаем отход еще раз, а потом перенесем это в суперфинал на «два винта-винт-винт». Саша эту идею поддержал, и как показал результат, наша с ним тактика себя оправдала. 

 

– Перед Абраменко в суперфинале прыгал китаец Ван Синьди. По вашему мнению, его попытка исполнить «три с пятью» была оправданным риском или чистой воды авантюрой?

 

– Насколько я знаю, он раньше прыгал «три с пятью». Но на тренировках перед чемпионатом мира я у него этого прыжка не видел. Что в принципе понятно при такой-то погоде. В суперфинале китаец действительно пошел ва-банк, но не получилось. «Два винта-винт-два винта» – это очень сложный прыжок, нужно было все-таки хотя бы разок попробовать его перед соревнованиями. В отходе ошибся, потом немного недобрал по скорости и это привело к падению.

 

– Со стороны оно выглядело жутким…

 

– Нормально. (Улыбается). Ушел же на своих двоих. 

 

СУДЬИ НЕ ПУСТИЛИ ПОЛЮК В СУПЕРФИНАЛ

 

– Комментируя решение в пользу Абраменко в суперфинале в Пхенчхане, вы допускали, что судьи в какой-то степени вернули его главному сопернику Цзя Цзуняну должок за то, что не совсем справедливо пустили его в Топ-9. Можно ли спроецировать это на чемпионат мира в Дир-Вэлли и предположить, что прыжки за 128 баллов Максима Бурова в предыдущих раундах отчасти повлияли на то, что он и в решающем получил больше Абраменко?

 

– Саше в суперфинале пару баллов, думаю, придержали. Я пересматривал видео его прыжка, там особо не за что было снимать. 128-129 за такое исполнение «два-винт-винт» можно было спокойно ставить, но судьи поставили только 126. Другой вопрос, что он в любом случает вряд ли опередил бы Бурова. Россиянин сделал идеальный прыжок с отличным приземлением. 132 балла тут были вполне заслуженными. Многовато-то, на мой взгляд, поставили швейцарцу Ноэ Роту. Он прыгнул неплохо, но точно не на 125. Хотя как стало ясно уже потом, даже с меньшей оценкой его все равно никто бы не опередил в борьбе за бронзу, потому что остальные трое участников суперфинала допустили ошибки. 

 

– Рискну предположить, что от выступления Ольги Полюк на чемпионате мира остался горький осадок, несмотря на то, что она показала лучший результат в карьере (седьмое место). 3,6 балла, которых не хватило для попадания в суперфинал, на ее совести или все-таки судей?

 

– Осадок не то слово! Я был вне себя от злости, что ее не пустили в шестерку. Слишком большую оценку поставили россиянке Софье Алексеевой. «Винт-винт», который она показала, не стоил 85. Если бы Оля такой же прыжок исполняла, еще можно было бы поспорить в чью пользу сравнение. Но у нее был «лей-так-так» с хорошим исполнением и приземлением. Я уже не говорю о том, что в гладком тройном сальто в принципе снимать практически не за что. И тут всего 82. 

 

Также четыре года назад на чемпионате мира в Австрии придержали оценку Анастасии Новосад. Она сделала «винт-винт» в ноги, без каких-либо помарок, а китаянка, прыгая «лей-так-фул», упала после приземления. Тем не менее наша спортсменка стала десятой, а китайская – девятой и прошла дальше. И тогда было безумно обидно, и сейчас. Оля, бедная, даже плакала. И я ее прекрасно понимаю, она столько пахала в этом сезоне, начала тройные в ноги делать. У меня после ее прыжка вообще сомнений не было, что она попадет в суперфинал. А тут такое! Но изменить ничего нельзя, мы в этом плане беспомощны, нет возможности протест подать.

 

– Вы сами понимаете, почему судьи продолжают допускать такие погрешности по отношению к украинским спортсменам, особенно теперь, когда, казалось бы, мы всему миру доказали, что можем побеждать в фристайле? 

 

– Мы единственная страна, которая имея своего олимпийского чемпиона, не проводит крупных соревнований по лыжной акробатике. В России, к примеру, в следующем сезоне будет два этапа Кубка мира: один в Москве, другой – в Санкт-Петербурге. А у нас ни одного. Кто больше вкладывает, к тем и судьи более лояльны.

 

Надо постараться изменить ситуацию и все-таки провести Кубок мира в Украине. Мы это заслужили, страна это заслужила, наконец, спортсмены заслужили выступить у себя на родине. 

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.