Аннамари ДАНЧА: “Раньше переломы были для меня привычным делом”

Aннaмaри Дaнчa. Фoтo: fis-ski.com

В интeрвью «СЭ» нoвoиспeчeннaя вицe-чeмпиoнкa мирa вспoмнилa, кaким был ee путь к пьeдeстaлу в Пaрк-Сити, oбъяснилa, кaкую рoль в успexe сыгрaлa пoгoдa, a тaкжe рaсскaзaлa, кaк ee трexлeтняя дoчкa кaтaeтся нa лыжax и игрaeт с мaмиными мeдaлями.

OБИДНAЯ OШИБКA В ПXEНЧXAНE

 

– Aннaмaри, мoжнo ли срaвнить oщущeния, кoтoрыe вы испытaли, выигрaв чeмпиoнaт мирa срeди юниoрoв в Нoвoй Зeлaндии-2010 с тeм, чтo чувствoвaли, стoя нa втoрoй ступeнькe пьeдeстaлa в Пaрк-Сити?

 

– Кoнeчнo, юниoрскoe зoлoтo былo для мeня oчeнь бoльшим дoстижeниeм, я к нeму цeлeнaпрaвлeннo гoтoвилaсь. Мoжeт для бoлeльщикoв мoи успexи и нeoжидaнныe, нo я, чтo тoгдa, чтo сeйчaс, exaлa нa сoрeвнoвaния зa мeдaлью.  

 

– Дo этoгo нa чeмпиoнaтax мирa и Oлимпиaдax, a иx в вaшeй кaрьeрe былo пять и три сooтвeтствeннo, вaм вышe 15-гo мeстa пoднимaться нe удaвaлoсь. Кaк считaeтe, чтo пoзвoлилo в этoм году сделать такой впечатляющий скачок вверх?

 

– Думаю, накопился опыт, который вылился в результат. Два года назад на чемпионате мира в Испании я была 17-й. Но это был мой первый полноценный сезон после декретного отпуска, когда я и тренировалась в нужном объеме, и на всех этапах Кубка мира выступала, потому что ко всему прочему еще и боролась за лицензию на Олимпиаду-2018.

 

В прошлом году я уже была в очень хорошей форме, попадала в десятку в Кубке мира. Но в Пхенчхане, увы, допустила обидную ошибку, поэтому там хороший результат показать не получилось. В этом сезоне продолжилась серьезная подготовка, что и принесло свои плоды в Парк-Сити. 

 

– Насколько мне известно, из-за позднего начала финансирования у вас не было возможности тренироваться летом и осенью в том объеме, в котором это делали ведущие сноубордисты мира. Получается, правду говорят: украинским спортсменам чем хуже, тем лучше и у них просто талант побеждать не благодаря, а вопреки?

 

– Не знаю, как у других, но со мной это правило точно не работает. Для меня чем хуже, тем хуже! Когда лидеры тренировались на снегу, я все еще занималась общей физической подготовкой в тренажерном зале и на стадионе.

 

Поэтому когда, наконец-то, появились возможности для тренировок, я старалась их использовать по максимуму и нагнать упущенное время. Осенью не было тренировок и не было результата в декабре. На первых этапах Кубка мира я выглядела не очень уверенно. В январе мы хорошо поработали – и получилась медаль чемпионата мира. 

 

ПРОСТО ОЧЕНЬ ВЕРИЛА И ХОТЕЛА 

 

– Какую роль в вашем успешном выступлении на чемпионате мира сыграли погодные условия? Глядя как соперницы падали одна за другой, а вы уверенно проходили все повороты на трассе, складывалось впечатление, что к снегопаду вы были готовы лучше других?

 

– Весь ноябрь и декабрь я вынуждена была тренироваться в таких условиях. Поэтому, с одной стороны, можно сказать, что я действительно привыкла. А с другой, конечно, и мне было холодно, и я ничего не видела, страдая от того, что заметало трассу. Но я старалась держать себя на позитиве, и не придавать этому большого значения. 

 

– Свое шестое место в дисциплине параллельный гигантский слалом вы восприняли как однозначный успех или все-таки остался небольшой осадок от проигранной четвертьфинальной дуэли с россиянкой Натальей Соболевой?

 

– В четвертьфинале я допустила техническую ошибку, попав в неровность на трассе. Там была ямка, которую я не увидела, не почувствовала, и, не справившись с ней, просто упала. Но как такового осадка не было. С одной стороны, шестое место – это был хороший результат для меня. С другой, я все-таки ехала на чемпионат мира за медалью, поэтому сказала себе: «Нельзя на этом останавливаться!» И так с позитивным настроем на следующий день снова вышла на старт и начала все с чистого листа. 

 

– А какая дисциплина изначально, если можно так выразиться, больше ваша – слалом-гигант или просто слалом?

 

– Гигантский слалом – олимпийский вид программы, поэтому его все спортсмены больше тренируют, и я не исключение. Но последнее время так складывалось, что выстреливала я чаще в слаломе. 

 

– В каком настроении проснулись утром в день соревнований в параллельном слаломе? Что-то подсказывало, что это будет ваш день?

 

– Мы прилетели в США под сами соревнования, и у нас не было времени на акклиматизацию. Поэтому смена часового пояса давала о себе знать. Я засыпала в восемь вечера, а просыпалась в три ночи. И у меня было еще три часа до подъема, чтобы, так сказать, собраться с мыслями, настроиться на соревнования. Я вкладывала в это всю свою энергию – физическую и психологическую. Когда закрадывались какие-то сомнения, что может не получиться, старалась их отгонять. Я просто очень хотела и верила, что смогу.

 

ПЛАКАЛА В ТРУБКУ

 

– В квалификации на синей трассе вы показали восьмое время, а на красной – 21-е. Успели поволноваться насчет попадания в 1/8? 

 

– Нет, потому что финишировав, не успела посмотреть, какой у меня результат. Думала, что я где-то в десятке по второй квалификации. И уже когда проехали все участницы, увидела, что заняла пятнадцатое место (в плей-офф проходили первые шестнадцать. – Прим. А.С.). 

 

– Если не ошибаюсь, вы оказались единственной спортсменкой, которой удалось, выступая на красной трассе, преодолеть 1/8. Совпадение? 

 

– По правилам у кого лучше время в квалификации, тот выбирает трассу. И все лидеры выбирали синюю, потому что внизу она была намного быстрее. Рамона Хофмайстер, с которой я ехала за выход в большой финал, падала на синей трассе вверху и потому на нижней части умудрялась догонять своих соперниц. Со мной она тоже упала, но уже не догнала. 

 

– Были ли у вас самой во время соревнований критические моменты или все шло гладко вплоть до большого финала? 

 

– У меня был тревожный момент в заезде с Хофмайстер. Когда немка упала, я немного отъехав от нее, тоже попала в мягкий снег. Но все-таки выстояла на том вираже, и дальше в принципе все шло гладко. Точнее более-менее, потому что трассу в тех условиях гладкой нельзя было назвать. Я ставила цель – ехать быстро и стабильно. И повторяла это себе на каждом повороте. 

 

– Помните тот момент, когда первой пересекли финишную черту в полуфинале и поняли, что медаль у вас в кармане? Что это было за чувство?

 

– Эйфория! Думала, что основная работа сделана. Но при этом понимала, что надо бороться до конца. Тем более, что есть шанс еще и золото взять. Но Жюли Цогг, с которой я ехала в большом финале, тоже демонстрировала стабильность во время всех заездов и у нее была более быстрая трасса. На первой половине я у нее выигрывала немного, но ближе к финишу она накатила.

 

– Выходя на старт финального заезда, вы знали, что медалей чемпионата мира раньше не было и у вашей соперницы Цогг? 

 

– Конечно, мы в сноуборде все друг друга хорошо знаем. Кстати, на юниорском чемпионате мире, где я завоевала золото, у швейцарки было серебро. 

 

– Чей номер набрали первым, когда добрались до телефона после соревнований?

 

– Мамы. Она – мой личный тренер, а потом мужа. Но разговора как такового не получилось. Я не могла говорить, плакала. Они меня успокаивали, поздравляли, мол ты – молодец. В общем было больше эмоций, чем слов. 

 

МАМА-ЧЕМПИОНКА

 

– Как быстро уснули после своего серебряного успеха? Не просыпались среди ночи, чтобы проверить на месте ли медаль?

 

– Заснула рано вечером и спала хорошо. В Украине была уже глубокая ночь, поэтому с родными все равно не было возможности нормально пообщаться. А на следующее утро уже нужно было собираться в дорогу. Изначально мы планировали после чемпионата мира поехать на открытый чемпионат Канады. Там можно было набрать неплохие очки для международного рейтинга, чтобы иметь более высокий стартовый номер. Но так как я уже на чемпионате мира достаточно очков набрала, мы решили немножко отдохнуть и просто попутешествовали по Америке. 

 

– Насколько я знаю, за пару месяцев до чемпионата мира вы поставили себе заставку на телефон в виде медали Международной федерации лыжного спорта (FIS). А какая у вас заставка сейчас?

 

– Та же.

 

– Может стоит поменять на медаль Пекина-2022?

 

– До Олимпиады еще далеко, успеется. (Улыбается). 

 

– Кто присматривает за дочкой, пока мама на соревнованиях завоевывает медали? 

 

– Муж, наши мамы, сестра, в общем все помогают. Кто-то из садика заберет, кто-то погуляет. 

 

– Родители дали вам достаточно необычное имя Аннамари. Не думали о том, чтобы продолжить традицию?

 

– Меня назвали в честь двух бабушек Анны и Марии. Дочка у нас Оля. Имя выбирал мой муж Олег. Говорят, если девочку папа назовет, то она будет счастливая. Так что мне уже некуда было деваться. (Улыбается) 

 

– Семья у вас спортивная: мама-тренер, сестра тоже сноубордистка. Может, и будущего супруга встретили где-то на склонах Красии?

 

– Почти. (Улыбается). Не на склонах, но в горнолыжной компании, когда летом с друзьями на велосипедах катались. Олег по образованию юрист, но спорт в его жизни присутствует. Он любит кататься на лыжах, кстати, и сейчас тут с нами в Буковеле. Всегда, когда есть возможность, я стараюсь семью брать с собой. 

 

– Может и дочку уже к спорту приобщаете?

 

– Конечно, у нее свои маленькие лыжи есть. 

 

– Если ее спросить, кем мама работает, что она ответит?

 

– Мама – спортсменка, чемпионка. 

 

– С вашими медалями играет?

 

– Да, конечно, медаль с чемпионата мира ей особенно понравилась, она не обычной круглой формы, а в виде снежинки. У нее, кстати, и свои медальки есть, она у нас активный ребенок, катается на скейте и роликах, в общем скорости не боится.

 

– Будущая звезда сноуборда растет или вы из тех спортсменов, которые не хотят чтобы дети шли по их стопам, зная какой это тяжелый путь?

 

– Везде нелегко, с девяти до шести тоже сложно работать. Я считаю, что у меня хорошая профессия и очень люблю то, чем занимаюсь. Я не против, если дочка заинтересуется сноубордом, но заставлять не буду. Решать ей самой.

 

ПЕРВЫЙ СНОУБОРД БЫЛ ИЗ ПРОКАТА

 

– А вы свой первый спуск на сноуборде помните?

 

– Очень хорошо помню, это было в двенадцать лет. Я стала на сноуборд и в первый же день сломала руку. 

 

– И это вас не остановило?

 

– Нет. (Улыбается). Я и на лыжах ломала, и на роликах. Издержки подросткового возраста, когда кости еще не окрепли. Поэтому, можно сказать, что переломы раньше были для меня привычным делом.

 

– Аннамари, а как получилось, что вы выбрали именно сноуборд? Ведь в то время, когда вы начинали, он только стал олимпийским видом спорта. Почему не пошли по более проторенной дорожке в горные или беговые лыжи, которые все-таки имеют определенные традиции в Украине?

 

– До того, как я увлеклась сноубордом, я каталась на лыжах. И не просто каталась, я кандидат в мастера спорта по горнолыжному спорту. Три года я параллельно ездила на соревнования по двум видам. Поэтому мы все за собой таскали – и сноуборды, и лыжи, и две пары ботинок. Но когда я повзрослела и пришло время решать оставаться ли в большом спорте, нужно было выбрать что-то одно. Я остановилась на сноуборде. 

 

– Какие тренеры сыграли решающую роль в вашем становлении как спортсменки?

 

– Моим первым тренером был Золтан Минай. Когда мне было восемь лет, я попала к нему в секцию по горным лыжам у нас на Красии. Сестра тоже у него занималась. Но потом открыли Центр олимпийской подготовки в Закарпатье. И он ушел туда на должность директора. Тренировать нас стало некому, тогда моя мама получила второе высшее образование в институте физкультуры и стала нашим тренером.

 

Что касается непосредственно сноуборда, то здесь для меня всегда примером был наш ужгородский спортсмен Йосип Пеняк (чемпион Украины, участник Олимпийских игр в Ванкувере и Сочи. – Прим. А.С.). Он тоже начинал с горных лыж, и как старший товарищ, всегда мне помогал. Ну, а последние три года в сборной я работала под руководством Валерия Владимировича Белинского. Он же был со мной и на чемпионате мира в Парк-Сити. 

 

– Ваш первый сноуборд сохранился?

 

– Нет, он был из проката. 

 

– А какова судьба ожидает сноуборд, на котором вы завоевали серебро чемпионата мира? Может, его в музей отдать?

 

– Он уже довольно пошарпанный, но, кстати, рабочий. Я на нем выступаю на чемпионате Украины. Вообще, на сезон нужно иметь минимум четыре сноуборда – два для гиганта и два для слалома. Сейчас у меня три, но я как раз собираюсь приобрести еще два слаломных. 

 

– Проблемы с финансированием подготовки в начале сезона, вынужденный пропуск февральских этапов Кубка мира в Корее и Китае. Это рискну предположить лишь толика тех проблем, с которыми вам приходится сталкиваться. Вы верите в то, что ваша серебряная медаль изменит ситуацию со сноубордом в стране к лучшему? 

 

– Я на это очень надеюсь. Потому что даже одна эта награда должна перевести нас в другую категорию финансирования. Мы были в последней, а теперь попадаем в первую. И я думаю, что хотя бы для меня и еще двух-трех сборников финансирование теперь будет в полном объеме. 

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.