Анжелика ТЕРЛЮГА: “Все эмоции оставила в Гвадалахаре”

Удaр нaнoсит Aнжeликa ТEРЛЮГA. Фoтo: Из личнoгo aрxивa Aнжeлики Тeрлюги

Ужe пятый гoд пoдряд укрaинскaя кaрaтисткa Aнжeликa Тeрлюгa нe с пустыми рукaми вoзврaщaeтся с чeмпиoнaтa Eврoпы.

 

В минувшиe выxoдныe в испaнскoй Гвaдaлaxaрe 27-лeтняя oдeсситкa, выступaющaя в вeсoвoй кaтeгoрии дo 55 кг, пoднялaсь нa высшую ступeньку пьeдeстaлa в кoмaнднoм кумитe вмeстe с Aнитoй Сeрeгинoй, Гaлинoй Мeльник и Диaнoй Шoстaк.

 

O нaпряжeннoм финaльнoм пoeдинкe с турчaнкaми и чaстoй смeнe нaстрoeния вo врeмя чeмпиoнaтa, oб oригинaльнoм пoздрaвлeнии с днeм рoждeния и слeзax нa взвeшивaнии читaйтe в пeрвoй чaсти интeрвью трexкрaтнoй чeмпиoнки Eврoпы (2018 – личнo, 2017, 2019 – в кoмaндe), a тaкжe пoбeдитeльницы турнирoв сeрии A и прeмьeр-лиги Aнжeлики Тeрлюги.

 

OДНAЖДЫ МЫ УЖE СДEЛAЛИ ЭТO

 

– Мoжeтe срaвнить oщущeния сeйчaс пoслe пoбeды в Гвaдaлaxaрe с тeм, чтo испытывaли, кoгдa впeрвыe пoднялись нa высшую ступeньку пьeдeстaлa чeмпиoнaтa Eврoпы в командном кумите в Коджаэли-2017?

 

– Два года назад это было более эмоционально, наверное, потому что тогда мы победили впервые. Знаете, это такое чувство, когда ты не веришь в то, что происходит вокруг.

 

В Гвадалахаре не могу сказать, что я была прям уверена в победе, но чувствовала, что выиграть нам по силам, потому что однажды мы уже это сделали. И когда нам удалось повторить успех двухлетней давности, это было безумное удовлетворение.

 

– На пути к финалу в командном кумите Украина победила Португалию (2:1), Финляндию (2:0), Норвегию (9:5), Хорватию (11:3) и Италию (15:8). Какая из этих встреч была самой сложной?

 

– Самым сложным все-таки был финал. Во-первых, когда ты дерешься в обычных поединках, не ощущается такая сильная концентрация зала. В финале же работает только одно центральное татами, все взгляды обращены на него. Плюс мы знали, что финальную встречу транслируют по телевидению в Украине. И все наши родственники и друзья, конечно же, будут ее смотреть. А это двойная ответственность.

 

Во-вторых, нам противостоял такой сильный соперник, как Турция. Турчанки прошли на пути к финалу топовые команды, практически в каждой категории в индивидуальном кумите на этом чемпионате взяли медали, не говоря уже о том, что они в принципе всегда хорошо подготовлены.

 

– А у вас не было ощущения дежавю? Мало того, что как и два года назад Украине в финале противостояла сборная Турции, так еще и вы боролись с той же самой соперницей Мерве Чобан.

 

– Наверное, это судьба. (Улыбается). Чтобы вы понимали, когда тренер делает расстановку, ему неизвестно как выглядит заявка соперников. Это своего рода игра. Когда нас судьи перед началом поединка построили, мы сразу честно стали одна за другой, как было в заявке, а вот турчанки оказались не в том порядке, в котором они должны были выступать. Судьи, проверив карточки, внесли коррективы. Только тогда я поняла, что опять буду драться с Чобан.

 

Но ощущения дежавю у меня все равно не было. (Смеется). Скорее было волнение, что турчанка захочет не просто взять реванш, а еще и утереть мне нос! Были опасения, что она будет более жестко со мной работать. Форма ей позволяла, судя по индивидуальному кумите, где она стала чемпионкой Европы в весе до 61 килограмма.

 

– Когда турецкая каратистка за минуту с небольшим до конца боя заработала два балла и повела 6:5, а вам к тому же еще и потребовалась медицинская помощь, не было ощущения, что вы на краю пропасти?

 

– У меня был определенный мандраж на протяжении всего боя, потому что когда ты дерешься с топовым, да еще и таким опытным, спортсменом, даже взяв в начале два балла, ты не можешь быть уверен в победе. Бой заканчивается только тогда, когда судья говорит: «Ямэ!» Думаю, турчанка тоже это прекрасно понимала и не переставала нервничать, даже, когда вышла вперед на балл, потому что у меня была еще целая минута, чтобы отыграться.

 

Встреча была напряженной и эмоциональной, мы постоянно менялись ролями, то впереди была она, то я. Когда секунд за двадцать до конца, заработав «иппон», я повела с преимуществом в два балла, то просто дала себе установку не драться с соперницей, не дать ей возможности заработать ни одного балла. И мне это удалось. Я не пропустила ни одного удара, не получила никаких наказаний, и бой так и закончился в мою пользу – 8:6.

 

– Как был выбран момент для удара, который оказался решающим в бою с Чобан?

 

– Это моя коронка – «ура-маваши». Я часто пользуюсь этим ударом, выиграла им очень много поединков за свою карьеру. В этот раз я била задней ногой в атаке. Как выбирала момент? Знаете, в этом бою я вообще долго не готовилась и много атаковала. Так получилось, что во время очередной попытки я достала до соперницы ногой, а она как раз в это время решила встретить меня, двинулась и моя нога оказалась прямо у нее на затылке.

 

КРИЧАЛИ ИЗО ВСЕХ СИЛ: «ДЕРИСЬ!»

 

– Вы выходили на татами после поражения Аниты Серегиной и фактически от вашего боя зависело сможет ли Украина продолжить борьбу за золото чемпионата Европы. Осознание этого добавляло сил или наоборот сковывало?

 

– Скорее первое. Я выходила на бой, понимая, что если я сейчас не выигрываю, то финал на этом для нас закончится. Поэтому я с первых секунд действовала достаточно агрессивно, старалась показать судьям, что я настроена выиграть этот поединок и не собираюсь оставлять все на последние секунды.

 

– В какой момент вы поняли, что золото от вас уже никуда не уйдет или волновались до последней секунды боя подруги по команде Галины Мельник?

 

– Волновалась, пока судья не дал команду: «Ямэ!» Галя вела 4:1. Но время еще оставалось, турчанка постоянно проводила опасные атаки. И мы переживали, чтобы наша подруга по команде не пропустила удар ногой в голову, потому что тогда счет стал бы 4:4. И для определения победителя уже потребовался бы экстрабой. Также были опасения из-за наказаний. Когда Галя пыталась нанести удар ногой, турчанка тут же сбивала ее с ног. Она падала и ей давали наказание. И мы волновались, что судьи могут забрать у нее «сеншу» или что еще хуже дать «хансоку».

 

Поддерживали, как могли, кричали: «Галя, дерись! Галя, давай! Бей жестче!» Были согласны на то, чтобы она ударила в контакт, только бы сама не пропустила или не отошла назад. И только когда судья сказал: «Ямэ», я осознала, что это победа, мы – чемпионки Европы.

 

– Что эмоционально сложнее: ждать у края татами, понимая, что от тебя уже ничего не зависит или самой заканчивать командный финал, как это было два года назад в Коджаэли?

 

– Ждать однозначно сложнее. Вы даже не представляете, в каком нервном напряжении ты сидишь на этом стульчике. А если еще соперницы зарабатывают балл, или кто-то из твоих подруг по команде делает удар, а его не засчитывают, это вообще кошмар. Смотреть на это со стороны в три раза тяжелее, чем драться самому. Лично я когда нахожусь на татами, то полностью сфокусирована на сопернице и на том, что надо сделать, у меня нет времени нервничать из-за каждого движения.

 

– Зато я представляю, как нервничали ваши подруги по команде в Коджаэли, пока вы на нанесли тот самый победный удар на последней секунде боя с Чобан. Они не поседели, пока его ждали?

 

– Не знаю, это надо у них спросить. (Смеется). Конечно, они изрядно понервничали, бой был очень напряженный. Я не единожды била ногой, но первый раз мне дали наказание, потому что решили, что это был контакт. Второй раз мы подняли карту, но нам показали «No». И только на третий, наконец-то, были флажки со стороны судей. Но даже если бы мне не дали тогда «иппон», наша команда все равно победила бы. Моя задача тогда, два года назад, была просто не проиграть свой бой, а получилось даже выиграть, что вообще отлично.

 

ПРОЩАЙ ЛЮБИМЫЙ БУРГЕР

 

– В индивидуальном кумите вы выходили на татами в Гвадалахаре в статусе действующей чемпионки Европы. Правду говорят, что защитить титул намного сложнее, чем впервые добыть его?

 

– Я не могу сказать, что мне было сложно психологически, потому что я защищала титул. Просто так сложилось, что у меня по сетке была очень сильная подгруппа. В первом бою пришлось драться с действующей вице-чемпионкой мира немкой Яной Битш.

 

Вторая встреча у меня была с Валерией Алехиной из России. Дальше я дралась с Карлотой Фернандес, которая выступала у себя дома – в Испании. После чего мне противостояла представительница Турции Туба Якан, которой я также в полуфинале проиграла на чемпионате Европы два года назад и у которой выиграла осенью в финале турнира серии А в Чили. Этот бой был очень тяжелым для меня, я не обладала поддержкой судей, это было видно по видео, которое мы потом анализировали вместе с моим тренером. Было много моментов, когда я попадала, но судьи не реагировали. И, наоборот, когда турчанка проваливалась, падая после своего удара, они зажигали флажки и давали ей баллы, что было для меня не очень понятно. Но это спорт, такое бывает. Буду ждать следующей встречи, чтобы взять реванш.

 

За третье место я дралась с Ивет Горановой из Болгарии, которой я проиграла на последнем чемпионате мира и у которой выиграла в декабре на турнире серии А в Шанхае. Наши с ней бои всегда проходят очень напряженно. В Гвадалахаре болгарская каратистка словила меня на ошибке, после чего заняла защитную позицию и все время уходила от моих ударов. К сожалению, мне не удалось перевернуть бой и я осталась без медали.

 

Значит, есть над чем работать, есть что анализировать. Впереди еще куча соревнований, которые тоже важны и дают примерно такое же количество очков в олимпийский рейтинг. В Гвадалахаре я чувствовала себя не так хорошо, как на прошлом чемпионате Европы. Но главное, я все-таки смогла отобраться на Европейские игры-2019. Постараюсь хорошо к ним подготовиться, чтобы привезти медаль из Минска. И, конечно же, сделаю все, чтобы через год вернуть себе титул чемпионки Европы.

 

– И все же одно европейское золото у вас в этом году есть и оно наверняка стало прекрасным подарком ко дню рождения, который вы отпраздновали буквально перед стартом соревнований в Гвадалахаре?

 

– Да, было дело. (Улыбается) 27 марта, в среду, у меня был день рождения, но я его особо не отмечала, потому что в четверг уже было взвешивание и начинались соревнования. Поэтому я просто прогулялась по городу со своим молодым человеком и выпила кофе, это все, что я могла себе позволить. А дальше был настоящий водоворот эмоций. В четверг я переживала, что проиграла в индивидуальном кумите.

 

В пятницу радовалась, потому что мы с девочками вышли в финал кумите командного. В субботу утром я расстроилась, потому что проиграла бой за бронзу, а вечером меня переполняли чувства, потому что наша команда стала чемпионом Европы. В общем, я все эмоции оставила в Гвадалахаре. И сейчас мне хочется просто прийти в себя и забыть все, что было, потому что уже очень скоро важный турнир в Марокко. И мне нужно хорошо там выступить, чтобы подняться в рейтинге Токио-2020. После европейского чемпионата я так и осталась на пятой позиции, что меня не устраивает.

 

– Вы сказали, что позволили себе только кофе в честь дня рождения. Значит ,запись на вашей странице в Facebook перед чемпионатом Европы: «Прощай любимый бургер и встречай строгая диета», была не для красного словца?

 

– На самом деле я не так много сбрасываю перед соревнованиями, всего килограмм-полтора. Но причина диеты не только в необходимости избавиться от лишнего веса, а скорее в потребности очистить организм. Поэтому я всегда за неделю-две до турнира перехожу на правильное питание, употребляю много фрешей, салатов, фруктов, чтобы получать нужную энергию и необходимые витамины. А за день до соревнований я не пью и не ем, чтобы избавиться от лишней жидкости и легко зайти в свою весовую категорию. Я всегда делаю легкий запас (в Гвадалахаре весы показали 54,3-54,4), потому что у нас такая система, что на взвешивании есть только одна попытка. Если у тебя на сто граммов больше, ты не можешь участвовать в соревнованиях.

 

– А такие ситуации с перевесом часто встречаются?

 

– Каждые соревнования как минимум у одного-двух людей. Я регулярно на взвешивании вижу каких-то спортсменов, которые сидят и плачут. Бывают и обратные случаи, когда люди не добирают. Особенно, когда они сами по себе некрупные, но выступают в больших весовых категориях.

 

– Вас оригинально поздравили с днем рождения коллеги по сборной Украины. Обычай дергать именинника за уши столько, сколько ему исполнилось, всем известен, а вот подбрасывать – это, насколько я понимаю, ноу-хау украинских каратистов?

 

– Да, и это уже стало нашей традицией. (Смеется). Когда мы летели домой с чемпионата, 37 лет исполнилось нашему главному тренеру Антону Никулину. И ребята прямо в аэропорту его подбрасывали.

 

– Что все 37 раз?

 

– Нет, десять. (Улыбается). Он тяжелее, чем я, поэтому решили, видимо, что и десяти хватит.

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

 

Окончание следует

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.