Александр АБРАМЕНКО: “Вы знаете, что я боюсь высоты?”

19 фeврaля. Пxeнчxaн. Oлимпийский чeмпиoн Aлeксaндр AБРAМEНКO. Фoтo: Reuters

Oбoзрeвaтeль «СЭ» встрeтился с чeлoвeкoм, кoтoрый спaс oлимпийскую чeсть Укрaины нa Игрax в Пxeнчxaнe, чтoбы рaзoбрaться, кaк eму живeтся пoд кaнoнaду мeдныx труб.

 

AЛКOГOЛЬ РEКЛAМИРOВAТЬ НE БУДУ

 

– Глaвнaя прoблeмa, с кoтoрoй вы стoлкнулись пoслe вoзврaщeния из Кoрeи?

 

– Нeвoзмoжнoсть oргaнизoвaть свoй грaфик. Пoчти кaждый дeнь звoнят с прoсьбaми дaть интeрвью, чтo-тo скaзaть, кудa-тo прийти, гдe-тo пoприсутствoвaть…

 

Oткaзывaть нeудoбнo, сoглaситься нa всe – нeрeaльнo. В кaкoй-тo мoмeнт я пoнял, чтo мнe нужнo зaписывaть людeй, кoтoрым я чтo-тo oбeщaл. Пoтoму чтo несколько раз у меня элементарно вылетали из головы какие-то договоренности. Звонок: «Саша, мы вас ждем, помните, мы договаривались?» – «Ребята, простите, я… забыл. И сейчас, вообще, нахожусь в другом месте». 

 

В общем, популярность – вещь непростая и очень непривычная. Но все-таки приятная.

 

– 7 мая в Киеве, на станции метров Левобережная, появится ваша именная клумба. Примерно представляете, как это будет выглядеть?

 

– Мне презентовали макет – картинка из 14 тысяч цветов в виде марки. На заднем плане – горы, на переднем – спортсмен на лыжах. То есть, я. 

 

– Самый нестандартный подарок, который вам когда-либо делали?

 

– На церемонии НОК «Герои спортивного года-2017» презентовали запонки в виде олимпийских колец. После этого захотелось носить рубашки. Ну а в школе когда-то подарили пирог с повидлом. Вкусный. (Улыбается).

 

– Какие-то необычные предложения: о рекламе или фотосессии в откровенном виде пока не поступали?

 

– Пока, к счастью, нет. (Улыбается). А то, как я уже говорил выше, отказывать неудобно.

 

– Есть что-то, чего вы никогда не будете рекламировать из принципиальных соображений?

 

– Будут предложения – последует и реакция. Абстрактно на эту тему размышлять сложно. Но, наверное, это… алкоголь. Все-таки спортсмены должны пропагандировать здоровый образ жизни.

 

– Сами крепкие напитки употребляете?

 

– Максимум – виски с колой. Но тут нужно помнить о правильном времени и балансе ингредиентов.

 

МИМО КАЗИНО В ЛАС-ВЕГАСЕ НЕ ПРОХОДИЛ

 

– Назовите трех людей, у которых вы взяли бы интервью, будь у вас такая возможность?

 

– Актер Том Харди. Бывший губернатор Калифорнии Арнольд Шварцнеггер. Выдающийся скейтер Тони Хоук.

 

– Вы упомянули Тома Харди. Стал быть, являетесь киноманом. Ваше любимое кино?

 

– Плохая привычка – вообще, не запоминаю названия. А вот самый любимый жанр назову – ужасы. 

 

– Вы – человек азартный?

 

– Да. Когда мы проводили сборы неподалеку от Лас-Вегаса, обязательно посещал казино и играл. Иногда успешно, иногда – нет. 

 

– Ставку на Александра Абраменко в преддверие следующих Игр сделать посоветуете?

 

– Фристайл уж слишком непредсказуем. Предугадать чемпиона практически невозможно: уж слишком много факторов влияет на результат.

 

– Есть виды спорта, которыми вам запрещено заниматься во время отпуска?

 

– Футбол и прочие контактные командные игры. Хотя погонять мяч я люблю и даже очень. Однако приходится сосредотачиваться на велосипеде, вейкбординге, клифф-дайвинге. Этой дисциплиной я увлекся в Швейцарии. Там на озере люди прыгали с плоской скалы с высоты 27 метров. Я рискнул и улетел с двадцати. 

 

– Было страшно?

 

– Конечно. К краю я подползал на коленках. Я ведь боюсь высоты, или вы не знали? (Смеется).

 

– Зачем тогда пришли в секцию фристайла? Близко от дома была?

 

– Нет, что вы… Зато там можно было бесплатно прыгать на батуте!

 

ЖАЛЬ, ЧТО НЕ ПОПРЫГРАЕМ В «ПТИЧЬЕМ ГНЕЗДЕ»

 

– У вас есть специфические приметы или ритуалы?

 

– Я не очень-то верю во все эти штуки, хотя давно заметил, что если во время предстартового надевания экипировки, у меня падает шлем, лучше в этот день вообще не прыгать.

 

– Лучшая рампа, в которой вам когда-либо доводилось прыгать?

 

– Пекин. Стадион «Большое гнездо». Ни ветерка – как в инкубаторе. Идеальные условия!

 

– ОИ-2022 в вашей дисциплине будут проходить именно там?

 

– Я тоже на это надеялся, но… нет. Как оказалось, прыгать будем за 20 километров от столицы Китая. Адское место: температура – минус 30, ветер – 6 метров в секунду.

 

– За победу на Играх вы получили от государства 125 тысяч долларов. Еще 500 тысяч – бонус. Всего, по вашему признанию, вам на карточку упало около 175 тысяч долларов. Что-то значительно на эти деньги уже приобрели?

 

– Да, паркетник Lexus RX. 

 

– А на чем вы ездили до этого?

 

– Kia Ceed. 

 

– Вы увлекаетесь отладкой автомузыки. В «Лексусе» стереосистему переделывать собираетесь, или японская техника в апгрейде не нуждается?

 

– Думаю, нуждается, но времени заниматься этим сейчас, нет. Кроме того, я не знаю, как конкретно устроена аудиотехника в Lexus. И пока не узнаю, лезть туда никакого желания не испытываю. 

 

– Самые популярные исполнители в вашем плей-листе?

 

– Я слушаю очень разную музыку. Но чаще всего – хаус. А еще мне, конечно же, нравится рэп. 

 

– Вашего тренера Энвера Аблаева страна не забыла?

 

– Нет-нет, он получил все полагающиеся ему бонусы. 

 

– Самое неожиданное поздравление, которое пришло вам на телефон или в соцсетях сразу после триумфа?

 

– Честно говоря, все звонки и сообщения были ожидаемые. Неизвестные мне выдающиеся люди мне не звонили и не писали.

 

ПЕРЕД СТАРТОМ ЗАВТРАКАЮ ДЛЯ ГАЛОЧКИ

 

– Выдайте, пожалуйста, процентное соотношение: сколько в вашей победе мастерства, а сколько психологической устойчивости?

 

– Смело можно сказать – 60 на 40 в пользу мастерства. Хотя универсальной формулы успеха, наверное, существует. Обо мне часто говорили что-то вроде: «Да, это талантливый мальчик». Но без тяжелой кропотливой работы я бы так им и остался. Везение? Бывает, но на нем одном далеко не уедешь.

 

– В финалах вы любите прыгать в конце. Это признак высокой стрессоустойчивости?

 

– Нет, просто так после прыжка становится сразу понятно, какое именно место ты занял. 

 

– Один совет, который вы можете дать молодому поколению наших спортсменов?

 

– Никогда не сдавайтесь. Стремление вкупе с четкой формулировкой цели рано или поздно приведет вас к реализации своей мечты.

 

– В 2009-м году вы могли стать казахом или россиянином, получая при этом в пять раз больше, чем в Украине. Но минусы по вашим словам превзошли плюсы. Какой минус был главным?

 

– Как бы не сложилось, я все равно чувствовал бы себя там, как в гостях. А дома всегда лучше. 

 

– Питание – важная часть режима дня любого атлета. Что вы обычно едите на завтрак?

 

– За четыре дня до соревнований становится не до еды. Сосредотачиваюсь на будущем выступлении, начинаются какие-то переживания, кроме бутербродиков и кофе ничего существенного запихнуть в себя не получается. Будто не ем, а ставлю в уме галочку: так, завтрак был. Отлично. Едем дальше.

 

– Вопрос о бедственном состоянии николаевской базы для фристайлистов актуален как никогда. За эти пару месяцев что-то изменилось?

 

– Пока нет. Разговоров много – действий мало. В то же время все понимают, что эта задача в короткое время не решается. 

 

– Ваша девушка, фристайлер Александра Орлова, сказала, что после победы вы намекнули ей на свадьбу. Так что, у вас есть серьезные планы на будущее?

 

– Есть. Вот буквально сегодня вечером летим на море – в Египет. (Улыбается). Шутка. Планы строим. Говорить детальнее пока не хочется. 

 

ПЯТЬ КОЛЕЦ НА МНЕ УЖЕ НАБИТЫ

 

– Английский язык за последние пару лет чуть-чуть подучили?

 

– Специально я его не учу. Когда есть необходимость общаться, начинаю разбираться, открываю для себя новые слова.

 

– Вы до сих пор прыгаете на мукачевской «Тисе»?

 

– Конечно. Одену другие лыжи, думаю, будет просто неудобно. 

 

– Судьи во фристайле до сих пор пристрастны к американцам?

 

– Судьи и их пристрастия часто меняются. В последние пару лет явной тенденции не наблюдается. Но иногда все-таки случается.

 

– Два года назад, летом, вы порвали «кресты». Операция повлияла на мобильность связки?

 

– Нет, она была выполнена очень профессионально – в киевской клинике «Сучасна ортопедія». Отличный доктор – все сделал как надо. После хирургического вмешательства я восстановил полную амплитуду движений.  

 

– Японец Найоя Табара прыгал и в 37 лет… 

 

– Я не удивлюсь, если он до сих пор прыгает. 

 

– Как оцениваете шансы на свое долголетие?

 

– А я не ощущаю, что мне тяжело прыгать. Если будут качественные условия для тренировок, буду продолжать тренироваться и дальше. 

 

– А новую татуировку после Олимпиады сделаете?

 

– Пять колец на моем теле уже набиты. Но повод для новой татуировки – весомый, не спорю. Просто подходить к этому делу нужно серьезно, а пока что даже не было времени подумать, как все это оформить. Как появится время, сяду, подумаю, а потом уже что-то сделаю. 

 

Михаил СПИВАКОВСКИЙ, Спорт-Экспресс в Украине

Редакция "СЭ" благодарит ТМ "Пари-Матч" за содействие в подготовке материала

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.