Юлий Ким: “В анимации еще есть что изобретать”

фото: Геннадий Черкасов

Юлий Ким

– Я в первый раз на аниме фестивале, и для анимации у меня отношение косвенно. Точнее, прямой, но редко. И я не помню, чтобы я присутствовал на некоторых фестивалях в качестве гостя или более участников.

– Удивительная история!

– Ничего страшного: мало людей в фильме, которые не участвуют в фестивалях! Я пришел сюда, думая, что моя роль – быть почетным гостем, так мне это объяснил. Так что я иду, и надуваю щеки. Но дело в том, что я посмотрел несколько конкурсных показов и понял, что мог бы быть полезным и в другом случае – участвовать в работе жюри, потому что в мультиках, особенно новичков – студентов, дебютантов, мы видимые недостатки, а больше со стороны драмы. Ошибки и неудачи резко бросаются в глаза. Хотя и в работах взрослых я вижу что-то такое, о чем могли сказать.

– Наверное, ваш слух в первую очередь сокращение музыкальный номер в мультиках?

– Нет, нет, в первую очередь, это вопросы, драматическая история его повороты, финал, кульминация, бюст или дефицит в развитии рассказываемой истории. Я чувствую, что у анимации есть резервы для этого, чтобы не отвлекаться от действия, или собрать из несколько совершенно немыслимых ракурсов и фантазии, и это есть, это вполне естественно и очень интересно.

– Было ощущение, что у вас есть больше после просмотра – удивление, разочарование, восхищение?

– Так что не с чем сравнивать, то для меня здесь все внове и интересно. В каком-то смысле в оценке работ есть такая вкусовщина – ловит или не ловит, все равно или не все равно. Это важно, и это всегда опираешься, формируя свое мнение о фильме. Но в любом случае, равнодушным меня этот фестиваль не оставил. Иди сюда, я абсолютно не представлял себе, что это такое.

– Мне кажется, что большинство людей не имеет четкого представления о современной российской анимации. Но, все помнят советские классики…

– Конечно, в советское аниме я смотрел, и там у меня в голове остался мастерские вещи – фильмы Федора Хитрука, Эдуарда Назарова и так далее. Я хорошо помню и “Стеклянную гармонику” Андрея Хржановского, и “Ежика в тумане” Юрия Норштейна. Что касается иностранных анимации, то я его видел краем глаза. В основном – коммерческого телевидения, клиповую. Многие диснеевские фильм остается в памяти. Анимация весь мир, живет бесчисленное множество различных форм. Судя по тому, что я смотрел, в нем еще есть что изобретать.

– Всегда хочется, чтобы фильм нас, особенно при съемке фильма молодой человек, которого акций фантазии остались еще с детства. А есть что-то, что вам не хватает в фильме молодых?

– Прежде всего, я бы обратил внимание на драматургию. Все время мое внимание спотыкалось на том, что история начала так, а потом забрасывался, и развитие пошло совсем в другом направлении. Например: превосходно “Аляска”, который сделал режиссер Андрей Осадчих, – красивая история, с сильным настроением. История в начале было ясно: отец, мальчик, – волк поймал волчонок… Все драматургия и понятно. Кто-то будет публиковать волчонка на волю или не публиковать, но на этом будет строиться конфликт. И вдруг возникает эпизод с пьяным отцом, с какой-то бутылкой, доставка прессы, с дерущимися псами. Почему? Почему? Я совсем не понял. Вот такие угловатости и шероховатости встречаются. Рассказ о маме мальчика, я читал, так что, когда что-то на нее напали волки, а это старая семейная трагедия.

– Но тогда странно, почему отец не мстит и не стреляет в волков…

– Да, вот еще одна деталь, и непонятно ее место. И такого рода ошибки и недостатки бросаются в глаза. Это то, что я немного того. Я хочу, чтобы режиссеры следили за этими вещами. С другой стороны, я запомнил чудесный фильм “Окно” Анжеллы Липской. Смешно, абсурдно история, совершенно без какой-либо истории, и мы только чувствуем, соразмерность времени, фотографии. Состав мысль, хотя некоторые вещи в фильме немного перетянуто. А драмы, по существу, нет. То есть, она, конечно, есть, но в деталях – быстро-медленно, человек-субъект, и здесь очень ловко выдуманных вещей. А, следовательно, и во всем фильме, на которые у меня нет претензий, для меня это был “Гамлет” Евгения Фадеева.

– Где дети приходят на серьезный спектакль в театр со своими преподавателями…

– Да. Все сделал, как фильм, что на коленке, минималистично. Мы видим, что некоторые силуэты персонажей. Это гениальное решение, и это, конечно, очень экономит силы художников.

– А у вас есть ученики?

– У меня есть остатки моих студентов, которые я преподавал литературу и историю. Теперь уже седовласые или лысые люди, который иногда идет, всего 11. B или 10-го А и название время от времени, меня. Сегодняшних учеников у меня нет, что я и не знаю, что мог бы их узнать. Бывают бардовские слеты, где проводятся семинары, которые, как правило, сводятся к тому, что я даю еще один концерт и рассказываю о приключениях своих песен, не более того. А разбирать чужие песни, учить ум-сознание у меня не работает.

– Было время, узнавая Суздалю?

– К сожалению, нет, потому что я принесла с собой “вышивка” – несколько дел. Есть несколько проектов, в которых он начал участвовать и в перерывах между кинопросмотрами занимаюсь ними, ныряя в свою комнату.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.