Толстой присутствовал при убийстве Карениной

Супруги Каренины — Елизавета Боярская и Виталий Кищенко. Фото: предоставлено Мосфильмом

Вместо того, московский дом художник-постановщик Сергей Февралев поднял мрачно-величественные здания Петербурга. Хотя один старомосковская улица сохранилось. Так я объединил два города в один сюжет. Все готово для работы, подразделений на местах. Но Елизавета Боярская в костюме Анны Карениной как-то было отправлено на гримвагену. И Карена Шахназарова на поле не видно. Получается, что работа начнется, как только надвинутся тучи. Приходят студенты операторского факультета во главе с мастером Николаем Немоляевым, учитывая технику, поражающую воображение. Это даже не камера, а некоторые космический агрегат, который показывает им, оператор Александр Кузнецов, уже работал с Кареном Шахназаровым на фотографиях «Палата № 6″ и «Белый тигр».

Пока погода мешает в работе, мы разговариваем с Кареном Шахназаровым в его кабинете.

— Что же вы ждете?

— Солнце нам не нужно. Но это скоро уйдет — облака затянуты. В фильме это обычное дело — вы сидите и ждете время. В течение следующих двух дней мы снимем пару сцен, а потом прервемся. Параллельно идет монтаж, озвучание. Ждет декорацию. Нам лето нужно, зелень. В начале мая, чтобы войти в обычный график.

— Впереди — непаханое поле? Финал виден?

— Мы сняли 3/4 изображения, четыре с половиной часа. Осталась 1/4, но это много, час-полтора. Работать нужно много.

фото: Наталья Мущинкина
Карен Шахназаров.

— Сериалы — новый для вас опыт. Охранник еще не сказали?

— Что теперь кричать? Но это утомительно. Можно сказать, что я снял уже три картины. Но в партии есть свой шарм. Они, конечно, трудозатратные, но у тебя есть возможность поговорить со зрителем гораздо больше времени, чем в фильме, для более подробной информации, и это дает ощущение свободы. Вы не должны сократить, чтобы уложиться в жесткий формат. Я думаю, что за сериалами будущее.

— Есть ли у вас будет и киноверсия. А что вы одновременно работали в двух форматах? Стрелять, и тогда вы будете понимать, что и куда пойдет?

— Я уже смонтировал то, что записал. Киноверсия сильно отличается от восьмисерийной телевизионной картины. В какой-то степени это другой фильм, хотя материал тот же.

— Что в конце концов не только в Москве снимали?

— Полтора месяца работали в Крыму. Следует еще одна маленькая экспедиция.

— Ритм жизни другой, не как в кино?

— Сериал — тот же фильм, и ритм тот же. Только чем дольше я сделал, соответственно, и работа тяжелая. И процесс тот же, разница в принципе не. Серия форма кино, приспособленная для телевидения. Да и просто мы больше не сериал, а многосерийный фильм, по качеству равный полнометражному кино.

— С Карениной нашли общий язык с актрисой и образом?

— Рано говорить об этом. Но, я доволен. Лиза Боярская — великая актриса. Мне очень нравится работать с Максимом Матвеевым — Вронским, Виталий Кищенко — Карениным, Иваном Колесниковым — Стивой Облонским, Викой Исаковой — Долли. Они высокого класса актеры. Работая над Толстым, дело совсем других уровнях материалов и диалогами, с другим качеством жизни. Есть, что играть.

— Наиболее продолжительных поисков были связаны с Вронским?

— На роль Анны, кроме того, были длительные образца. И на Каренина претендовали очень хорошие актеры. Но с Вронским, возможно, связаны трудных образца. Все время были какие-то сомнения. Максим пять раз пробовался. Были у него и неудачные попытки.

В роли Вронского — Максим Матвеев. Фото: предоставлено Мосфильмом

— Таким образом, вы на него все время возвращались?

— Да. Было много кандидатов. Да, и Лиз было шесть попыток. Для меня это обычное дело, а для актеров — больно. Но это работа. Я не могу без суда и принять актера. Даже если он уверен в нем.

— Стремиться к исторической достоверности?

— Мы стараемся передать дух эпохи. Это исторический фильм, хотя и записи. Когда я сделал картину о второй четверти XIX века, не может сказать, что вы все до мельчайших деталей соблюдаешь. Но стремиться к этому надо.

— Пришлось все строить?

— Да, много павильонов построили, пошли по пути создания собственного мира. Все интерьеры этой эпохи известны — их не так много. Да и 150 раз все это снимали. Я везде, где это возможно, работал в Эрмитаже, Кускове, в имениях. Твои возможности ограничены, когда дело сделано, я в таких. Как правило, это музеи, где почти ничего не может. Где-то в реставрации они играли лучшим образом, так, что старик выглядит новоделом. Мы стараемся вечерние сцены снимать с реальными свечным светом, в котором жили герои Толстого, не использовать электрические приборы. Это был другой мир. Не стоит забывать, что люди тогда жили в полумраке, при свечах, создать легко марево. Невозможно воссоздать его в исторических интерьерах. Никто не должен жечь свечу в музее. А когда строишь павильон, то создаешь тот образ, который вы хотите видеть на экране. Большую работу провели наши художники.

— В общем, «Анна Каренина» будет выставка достижений «Мосфильма».

— «Мосфильм-декор» сделал превосходную работу. Вы видели декорацию улицах Петербурга. Я уверен, что на территории Российской Федерации лучше, чтобы никто не строит. С гордостью могу сказать, что мы вложили много усилий, чтобы создать такой семинар, потратили средства и время, чтобы оснастить его по высшему классу. Я, как директор этим гордится. Мы сохранили главное — мастера мирового уровня. У нас работают энтузиасты и реальные художники — столяры, плотники, бутафоры. Заходим в Первый павильон, посмотрите, какие фантастические декорацию они строят на сцене бала.

— У вас есть революционная интерпретация романа?

— Я не знаю, насколько его можно считать революционным, но это интерпретация, определенный прогресс, позволяет взглянуть на роман по-новому, сохраняя при этом толстовский текст без изменений. Мы идем очень точно по Толстому.

— Это вас не обвинишь в надругательстве над классикой?

— Нет! Есть, конечно, определенные потери, потому что охватить весь роман невозможно. У нас, например, полностью отсутствует линия Левина.

— Это он. Это больше всего и обсуждают.

— Когда берешься за экранизацию, то надо чем-то жертвовать. Литература это литература, а фильм-это фильм. Важно, что в той части, которая я экранизирую, мы идем, чем Лев Николаевич. Такой подробной экранизации еще не было. Отношения Анны Карениной и Вронского в предыдущих фильмах, довольно схематичны, а это самое главное в романе. В киноверсии, которая будет длиться чуть более двух часов, вообще много линий исчезнет. В нее невозможно вместить весь роман, сделать его шести -. Вы должны отказаться от некоторых линий, и это важно.

— На большой кастинг аксессуары, вы искали благородные лица?

— Может быть, наши услуги, в частности, придумали ход с «благородным людям». И это радио. Все еще верят, что среди них благородные лица. Собралось огромное количество людей, несколько тысяч. Мы нашли много интересных персонажей, и главное — новые. На «Мосфильм» часто приходят те же люди, и это проблема. Нам надо провести несколько крупных сцен, для которых нужна массовка. На кастинг пришли очень интересные люди — художники, представители творческих профессий. Я не знаю, какие у них мотивы, но ясно, что не меркантильные. Их энтузиазм меня порадовал. Мы не ожидали такой реакции.

Всю жизнь при свечах. Фото: предоставлено Мосфильмом

— Многие считают, что дуэт Боярская — Матвеев слишком часто идет из фильма в фильм. Но вас это не смутило?

— Это большая редкость — сочетание такой внешности и высокого класса работают. Они семейная пара. Их и избавиться, потому что они невероятно соответствуют друг другу. Трудно сегодня в русском фильме, чтобы найти такую пару. Я другие не знаю. Почему то никто не задавал подобные вопросы, когда на протяжении десятилетий в мировом кинематографе преобладали Лиз Тейлор и Дик Бартон. Они были в браке, действующих из образа в образ, и весь мир наблюдал за их личными отношениями. Никому в голову не приходило спросить, почему они всегда вместе. Потому, что они действительно были лучшей парой. Он отличный персонаж, она отличный персонаж. Нужно радоваться, что и у нас такая пара появилась. Я имею право вам сказать: на них приятно смотреть. Для фильма это важно. Мы уже потеряли из фильмов, в которых просто приятно смотреть на актеров, кроме других важных задач. Вы не можете все время снимать людей с ущербной биографией, хотя без него не обойтись. Дай бог, чтобы Лиза и Максим были достойные роли, что они, как Лиз Тейлор и Дик Бартон, царила на экране десятилетий.

■ ■ ■

Пока мы разговариваем, раздается телефонный звонок: солнце ушло, и можно идти на площадку. Петербург стал мрачнее. Поддали дыма, и город погрузился в стылый туман. Шахназаров садится в массивный черный автомобиль, как намертво привязаны к карете с Анной Карениной. Удалена сцена, о которой в группе говорят: «Анна едет на смерть». Становится не по себе, как эта траурная процессия бесконечно кружили по улицам.

Художник по гриму Людмила Раужина работал с Кареном Шахназаровым, еще в фильме «Яды, или Всемирная история отравления». Она все время на поле. В любой момент может потребовать, чтобы что-то улучшить в лицо Анны. Интересно, выплачивается ли что-то модным в символы. Получается, что по костюмам и гриму держаться того времени. Была мода на усы и бакенбарды, — как, что будет, герои. Сцены бала и ипподром, где участвует массовка, готовятся заранее. Приходится гримировать и причесывать 250-300 женщин. Чтобы ускорить процесс, заранее делают турнюрные препараты из волос. Образ главного героя складывается с помощью многочисленных попыток: с челкой, на которые мода, и без него. «Я всегда тщательно готовлюсь к работе, я иду в библиотеку, обрастаю материал. У меня в гримерной стены завешаны иллюстрациями. Они являются наглядные пособия — всегда перед глазами. Лизе Боярской я работаю дымки вокруг глаз. Посмотрите на фотографии из поры. Дамы высшего света, как правило, бледные лица. Они баловались морфием. Женщины хотят нравиться во все времена и используется губная помада, румяна, пудры, белили лица. Все из натуральных веществ. Рисовая пудра по-прежнему считается лучшим. Даже тушь для ресниц. Изготавливали его из сурьмы. Жгли хлопчатобумажной тканью, добавив жир и воск. Балы проходили при свечах. И это создало особый эффект».

Я иду в легендарный Первый павильон «Мосфильма». В начале 60-х годов здесь снимал сцену первого бала Наташи Ростовой для «Войны и мира» Сергей Бондарчук. А теперь возводят огромную конструкцию, где шарик включают Анны Карениной. Запах шоколада. Рабочие работают на высоте, создают лук и сложные перекрытия. Жалко, что потом все будет разобрано.

На следующий день снимается сцена Вронского, был выпущен бездыханное тело Анны. Железнодорожный вокзал построен на территории «Старой Москвы». По иронии судьбы, в то же время на «Мосфильме», провел небольшую досъемку Марлен Хуциев. Он заканчивает работу в фильме «Невечерняя» о встрече Больших и чехова. Утром гримировали «Лев Николаевич». Таким образом, Толстой был в нескольких шагах от того места, где погибала героиня.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.