На «Золотой маске» показали оперу-балет про обезьяну-человека

Фoтo: прeсс-службa фeстивaля

Рeчь идeт o рaнee нeизвeстнoй и нeoкoнчeннoй oпeрe Дмитрия Шoстaкoвичa «Oрaнгo». Eё, a тoчнee сoxрaнившийся прoлoг к нeй, вмeстe с другими дoсeлe нeизвeстными прoизвeдeниями Шoстaкoвичa нe тaк дaвнo обнаружили в папке с рукописями в музее имени Глинки, о чем худруку пермского театра Теодору Куркнтзису сообщила вдова композитора Ирина Шостакович. Взяв в качестве 2-ой части основательно забытое написанное примерно в то же самое время эстрадно-цирковое ревю «Условно убитый», в котором в начале 30-х блистали Клавдия Шульженко и Леонид Утесов, Курентзис вместе с Мирошниченко поставили поразительный оперно-балетный спектакль. Его на «Золотую маску» выдвинули сразу в 5 номинациях («лучший балет», «лучшая работа дирижера» (Теодор Курентзис), лучшая работа балетмейстера-хореографа (Сергей Мирошниченко), лучшая мужская и женская роли (Сергей Мершин и Наталья де Фробервиль-Домрачева). Первая его часть это собственно опера-буфф «Оранго», вторую часть – «Условно убитый» приспособили под балет…

Итак, «Оранго» – что это собственно такое? В либретто сочиненном знаменитым «красным графом» Алексеем Толстым и Александром Старчаковым, говорится о получеловеке-полуобезьяне Оранго, который появился на свет благодаря научному эксперименту ученого-эмбриолога по оплодотворению мужскими клетками человекообразной обезьяны Руфь. Впоследствии в результате кризиса зооморф разорился и был продан собственной супругой белоэмигранткой Зоей Монроз (из другого творения Толстого «Гиперболоида инженера Гарина») в цирк, где его показывают в клетке на потеху советским гражданам. Опера, как и «Собачье сердце» Булгакова, высмеивающая модные тогда идеи «гибридизации» и «создания нового человека» была заказана Большим театром к 15-летию Октябрьской революции, но так и осталась не осуществленной в быстро меняющихся политических реалиях того времени. Легкая и непродолжительная (всего-то 35 минут) она снабжена блистательно стилизованными Алексеем Мирошниченко танцами в духе парадов-физкультурников 30-х годов, в которых при этом участвуют не только артисты балетной труппы, но уморительно приплясывает, по-обезьяньи прыгает, опираясь на передние «лапы» и ходит колесом сам исполнитель партии Оранго баритон Павел Рейман. Балет «Условно убитый», несмотря на лихо разработанное и закрученное Мирошниченко в манере того времени либретто, скучнее. Но не то что танцы – даже сюжет не сохранился. Единственное что осталось, кроме музыки – так это имена действующих героев. Действие происходит на фоне учений ОСОАВИАХИМА по противогазовой обороне… Так что мирную жизнь прогуливающихся по парку трудящихся тут прерывают сигналом воздушной тревоги: граждан объявляют «условно убитыми» и «ранеными», и надев на несчастных противогазы с помощью санитаров укладывают их на носилки и уносят в газоубежище. То ли сюжет, упакованный в 6 картин, развивается не слишком динамично. Так центральная сцена балета – мимическая лекция-монолог начальника маневров Бейбуржуева под озвученные дикторским голосом всамделишные осоавиахимовские инструкции 30-х годов о том как пользоваться противогазом, выглядит хотя и забавной, но слишком затянутой и излишне подробной… Кордебалетные танцы «машин» и создаваемые физкультурниками «волны» не отлажены… Зато украсили балет сконструированные под классику и снабженные сложными поддержками дуэты продавщицы мороженного Машеньки Фунтиковой (Наталья Домрачева) с запавшим на неё Бейбуржуевым (Сергей Мершин), другим её ухажером Стопкой Курочкиным (Артем Мишаков).и Ангелом привидевшимся ей во сне (Герман Стариков), а также пародийный pa de sept (то есть танец с семью героями балета) в сцене сна этой героини – тут Алексей Мирошниченко как всегда выступает тонким стилизатором. Спектакль привлекает и стараниями своих художников. Такая захватывающая игра в раннесоветский авангард, кажется должна были привлечь внимание театральных экспертов прежде всего. Но увы… Эти работы никак не были отмечены в соответствующих золотомасочных номинациях.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.