Виктору Сухорукову, когда жизнь будет обелиск в Отель-Зуево

Фото предоставлено Д-Артленд

Сразу вспоминается гениальная фраза: “Кто его посадит? Он же памятник!” Так вот, Виктор Иванович уже посадили на скамейку. Он по-прежнему в гипсе, серый, но в полном размере. Как говорит мне Сергей Василюк, директор студии художественного литья D ‘ АРТЛЭНД, где только и делают памятник исполнителей, скульптуры его не один, а 1,2 от натуральной величены (в среднем рост человека 1,75 это будет 2 метра). Это так везде хорошо видно. Не волнуйтесь, еще как видно — лысый человек сидит на скамейке, полы пиджака распахнуты, улыбаясь. Сзади — вылитый Хрущев, а в анфас нет, не генсек-кукурузник, и Виктор Иванович, уникальный и прекрасный. И в кино и в театре — живой, эксцентричный, остроумный и вдруг ты — памятник. Почему?

Идея увековечить в бронзе Сухорукова несколько лет назад пришла в голову предпринимателю из Орехова-Зуева Игорю Беркаусову. Он еще давно влюбилась в артиста, когда он увидел, что в роли Ленина в “Комедии строгого режима”, но не знал, что является земляком своего кумира. Вызов Беркаусову:

— Игорь Николаевич, почему вы решили поставить Виктору ивановичу памятник?

— Во-первых, это не памятник и обелиск. Памятники ставят умершим. Почему? Потому что он заслуживает человек, который прославляет наш город. Таких людей, по важности, за талант в Отель-Зуево немного.

— А кто еще такой есть?

— Виктором Ивановичем можно сравнить только Савва Морозов, который родился в Отель-Зуево. Есть призер Олимпийских игр, гимнастка Павлова, но ее не видно, не слышно. Да, кстати, есть “Аврора”, ведущий музыкальных тв-программ, но она только скрывает, откуда он родом, может стесняется? А Виктор Иванович в каждом интервью говорит, что он от Hotel-Зуева.

— Вы предприниматель, и тут может возникнуть двойственная ситуация: с одной стороны, на свои средства поставить памятник, а с другой, чтобы он мог использовать имя популярного актера в рекламных целях. Вас это не смущает?

— Единственное, что я спросил Виктора Ивановича, рядом с ним лежала городской газеты, также из бронзы. И на ней, если наклониться, то можно прочитать, что в городе есть ледовый дворец, и еще что-то. А что еще рекламировать? Трикотаж я на Виктора Ивановича надевать не буду. В мэры баллотироваться не собирается.

Автор памятников отличный скульптор Петр Медведев, он год назад встречался с художником, сделал несколько снимков и приступил к работе. В ближайшее время специалисты студии художественного литья из гипса-персонаж будет формовку всех элементов, и, чтобы начать отливку в бронзе, то строить. Вы не поверите, но самым трудным элементом оказался лысую голову. Скульптор даже попросил исполнителя отправить снимок головы с обзором на 360 градусов.

Вес бронзового Виктор Иванович будет твердой – около тонны: 430 кг сама фигура, 440 — скамьи и 100-ак — плинт, то есть площадка, на которой будут укреплять и памятник, обелиск. Установить его перед летия актера – в сентябре, на День города.

Фото предоставлено Д-Артленд

Как и я, Виктор Иванович? Признание — признание, но его не смущает, что при жизни памятник? Звонок Виктору Сухорукову.

— Потому что, в конце концов, кто-то это может рассматриваться как неосторожность? Роли — это лучший памятник, – говорю я ему.

— От этого предприятия отмахивался руками и ногами в течение длительного времени, но мои поклонники, земляки убедили меня в том, что от этого плохо не будет никому. Вероятно, они правы: поставить скульптуры (независимо от того, из какого материала) более миролюбивое акт, чем совершить некоторые неприятные. Это не лукавство: еще давно, когда меня уговаривают написать книгу, я кричал, что книги – это наследие тянется, усталые, самовлюбленных и уверенных в своем мессианстве людей. Скульптура то же самое: казалось бы, Сухоруков, ты кто? Но я иронично подумала: “Лучше быть королем в деревне, чем никто в городе”. И если моя страна решила, что играть со мной в эту игру, я не буду сдаваться.

Более подписал бумаги в архитектурном отделе Управы города, ничего против не имею этого проекта. Они, как и я, опасаются, что с моим характером из бронзы, могут происходить разные вещи: можно втирать какое-то место на теле, есть писатели, которые на спине нацарапают гадкое слово.

— Это правда: вандализм-бич городской скульптуры и эксперты сказали мне, что делают ваши изваяние с учетом этого. Вы на это готовы?

— Конечно, готов, потому что это же прекрасная поговорка: “предупрежденный защищен”. Ничего, ничего, это она живет жизнь вокруг меня, и пусть делают, что хотят. Я понимаю, что сегодня я, может быть, чистый и пушистый, но я прожил свою жизнь очень разнообразно, противоречиво и поэтому я – объект не только обожания и любви, но и кривотолков. И если все это уместится в одном изображении, Сухорукова, — так что здесь плохого? Пусть натирают мне нос, лысину и загадывают желания, я только рад.

— Может, у вас есть особые требования: стоять, как Бэтмен в центре города, или, как Брат, которого обожает вся страна. Вы утверждали свою фотографию?

— Когда я увидел первые эскизы, мне казалось, что я слишком твердые и тяжелые — в прямом и переносном смысле. И я предложил им себя таким, каким понимаю: легче на подъеме, так что во всем моем теле, в одной рубашке и костюме, был ветер, как я говорю: “Черновики”. И для позвоночника не сел, а сел только на мгновение, чтобы бежать дальше. И что в лице ироничная улыбка, которая у меня была, когда я только услышал предложение о памятник. И не верить: во-первых, кто будет сидеть с бронзовым Сухоруковым на скамейке, это я.

И еще – когда мне показали место, где будет скамейка с моим характером, единственное, о чем я спросил, — что сидеть спиной к кладбищу, а лицом к Владимиру ильичу. Я его, потому что он два раза играл.

Я хочу подчеркнуть, что всю жизнь я считал себя провинциальный человек, житель Отель-Зуево, от которых никогда не отказывался. Вот мой родильный дом, моя школа, дороги. Но беспокоит меня одна червивая мыслишка: “А что скажет княгиня марья Алексеевна?” Это, что будут говорить те, которые более вероятно, чем я заслужил такого бронзового внимания. Там живут мои учителя, коллеги, люди, которые для меня являются авторитетом. А Сухорукова, первого человека в Отель-Зуево, до сих пор живут, вдруг отольют в бронзе. Как это?!

Закончил Виктор Иванович стихотворением собственного сочинения песня:

Нам не надо славы с блеском,

Рож из камня, меди с треском.

Только солнца обожраться,

До своих вершин добраться.

Только бы руки были в самом деле

И душа в здоровом теле…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.